Санатории РоссииРейтинг санаториев, пансионатов и курортов России — 50 лучших здравниц
Санатории России Детские санатории Санатории Подмосковья Санатории Ставрополья Санатории Краснодарского края Санатории Башкирии Санатории Алтая

Библиотека курортолога«Российский научный центр восстановительной медицины и курортологии (Исторический очерк)» → Становление Института физиотерапии и формирование специальности (1920-1940)

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ФИЗИОТЕРАПИИ (1920-1958)

Становление Института физиотерапии и формирование специальности (1920-1940)

Проект создания московского института был утвержден 20 мая 1920 г. решением коллегии Наркомздрава РСФСР. Непосредственную организацию работы поручили известному физиотерапевту профессору Московского университета Самуилу Борисовичу Вермелю и двум его сподвижникам профессорам Сергею Михайловичу Духовскому и Василию Константиновичу Хорошко. Под институт выделили здание (ул. Петровка, 25), построенное ещё до Отечественной войны 1812 г. архитектором М.Ф. Казаковым, неподалеку от Цандеровского механотерапевтического института. Здание нуждалось в ремонте, перестройке и оснащении, поэтому подразделения нового института открывались последовательно в течение 4-5 лет.

С. Б. Вермель
Проф. С. Б. Вермель

Деятельность института физиотерапии претерпела засвою историю значительную, но закономерную эволюцию. Он, как и вся физиотерапия в 20-30-е годы, отличался разнопрофильностью. Он, как и сама физиотерапия, несколько раз менял название (до 1922 г. — «физико-механо-ортопетический», до 1935 г. — «физиатрии и ортопедии»; до 1938 г. — «физиотерапии и физкультуры»; и лишь в 1938-1958 гг. — «физиотерапии». Первые годы большое место уделялось лечебной гимнастике и массажу, протезному делу, профобучению военных инвалидов, спортивной медицине; заметную роль играла рентгенотерапия. Одной из первых и первостепенных задач нового института было развитие и внедрение методов физиотерапии в практических учреждениях. Поначалу институт оказывал в основном амбулаторную лечебно-диагностическую помощь, а также наладил обучение массажистов. С открытием в январе 1925 г. первых трех клинических отделений (терапия, неврология, ортопедия, всего на 85 коек) появилась возможность упорядочить научные наблюдения и подготовку научных и практических кадров.

Удивляет плотное распределение ролей в формирующемся институте. Проф. С. Б. Вермель заведовал отделением терапии, курировал свето-, рентгено- и водолечение; проф. В. К. Хорошко заведовал неврологическим отделением и курировал электролечение и электродиагностику; проф. С. М. Духовской заведовал ортопедическим отделением и курировал массаж, механотерапию и ортопедический кабинет. Они же контролировали амбулаторный прием, который вели их сотрудники, ассистенты кафедры и аспиранты. Отделением электротерапии заведовал проф. Н. И. Коротнев.

Ещё более серьезными вехами в научном становлении ГИФО были два направления: экспериментальное и техническое. В 1924 г. проф. А. В. Рахманов открыл биопатологическое отделение (впоследствии — экспериментальный отдел), в котором работали известные профессора И. А. Пионтковский, Ф. А. Андреев, А. Н. Магницкий. В 1922 г. открылась биофизическая лаборатория (зав. -проф. В. А. Карчагин), которая переросла в физико-технический отдел. В отделе работали проф. В. К. Аркадьев и В. А. Милицын, и там постепенно с годами сложился сильный творческий коллектив (А. Н. Обросов, И. А. Абрикосов, Н. А. Малов, Н. М. Ливенцев, В. И. Баранов, А. В. Фридман, В. И. Манов). Параллельно в 1922 г. под руководством Н. И. Коротнева на небольшом заводике «Бюро точной механики» началось конструирование и изготовление первых моделей отечественной физиотерапевтической аппаратуры. Кстати, в соседней (Петровка, 23) с ГИФО Первой физико-механо-терапевтической поликлинике Мосгорздравотдела (сменившей Цандеровский институт 12.12.1922 г.) также создавали модели физиотерапевтических аппаратов. В 1927 г. контора «Госмедпромторг» открыла свой завод электролечебной аппаратуры (будущий завод «ЭМА»). Если в дореволюционные и первые советские годы рекламные вставки периодических и других медицинских изданий пестрели описанием лечебной аппаратуры германского производства, не встречавшей конкурентов, то в 30-е годы было налажено серийное производство отечественных моделей. В свою очередь, электротерапия стала занимать ведущее место в разномастном методическом арсенале ГИФО и теснить «лишние» методы. Творчески растущий и плодотворно работающий коллектив ГИФО стал ядром московской школы физиотерапевтов и совместно с ленинградской, украинской, белорусской и другими школами продолжал формировать образ и содержание специальности.

1926 год для ГИФО был годом серьезных потерь: скончались один за другим два основателя института — С. М. Духовской (1878-1926) и директор С. Б. Вермель (1868-1926). Какое-то время обязанности директора исполнял В. К. Хорошко (в будущем — академик АМН СССР, заслуженный деятель науки), а в апреле 1927 г. директором института был назначен известный физиотерапевт проф. Пол иен Григорьевич Мезерницкий (1878-1943); он же стал заведовать терапевтическим отделением клиники и курировал гелио-, климато- и радиотерапию. Одновременно П. Г. Мезерницкий вел кафедру физиотерапии 1-го МГУ, а с 1932 г. — кафедру физиотерапии ЦИУ.

Проф. П. Г. Мезерницкий был высокоэрудированным специалистом: окончив курс естественного факультета Петербургского университета и Военно-медицинскую академию, он получил прекрасную подготовку в Госпитальной терапевтической клинике, а после защиты докторской диссертации (1909 г.) получил трехлетнюю заграничную командировку, в течение которой работал в Париже (у Кюри, д’Арсонваля и Видаля), в Берлине, Лондоне и Эдинбурге и выполнил ряд оригинальных исследований; одну из своих работ он докладывал в Парижской академии наук в 1912 г. В институте физиотерапии П. Г. Мезерницкий занимал последовательно должности директора, научного руководителя и научного консультанта (по 1941 г.)*. *Примечание: в 30-е годы наибольший вес придавался научному руководителю института при директоре-администраторе (такими директорами с 1935 по 1941 гг. были Г. А. Лапидус, С. Я. Магитон, Н. П. Крылов). Иногда эти должности совмещал один человек. Развивая климатологию, П. Г. Мезерницкий консультировал курорты Абхазии; ему же обязан своим появлением Ялтинский институт медицинской климатологии и климатотерапии. Из многочисленных общественных занятий П. Г. Мезерницкого можно упомянуть, что он был председателем правления Московского научного общества физиотерапевтов. П. Г. Мезерницкий скончался в 1943 г.

С 1935 по 1938 гг. научным руководителем института (в этот период — ГИФФ) был не менее известный профессор-физиотерапевт заслуженный деятель науки Сергей Александрович Бруштейн (1873-1947). Получив образование в Казанском университете, С. А. Бруштейн 5 лет проработал в Военно-медицинской академии у проф. В. М. Бехтерева и сразу заинтересовался физиотерапией. Стоит упомянуть об одной любопытной детали, с этим связанной. В статье о С. А. Бруштейне, открывающей посвященный ему юбилейный сборник (1927 г.) автор пишет так: «... физиотерапия сводилась, главным образом, к электро- и водолечебным процедурам, массажу и врачебной гимнастике» и далее: «Только в одном учреждении, в б. институте вел. кн. Елены Павловны, был особый курс массажа, гидротерапии и учения о минеральных водах (проф. Штанге)». В. А. Штанге пригласил молодого специалиста в это физиотерапевтическое отделение института (который позднее стал ГИДУВом), где С. А. Бруштейн к 1917 году вырос до профессора, заведующего кафедрой физиотерапии.

Первая мировая война с огромным числом раненых и инвалидов побудила общественность организовать их восстановление методами физиотерапии. При содействии Петроградского комитета Всероссийского союза городов в 1916 г. открылся Физиотерапевтический институт, директором которого был избран (по Всероссийскому конкурсу) С. А. Бруштейн. В 1920 г. он стал уже и директором ГИДУВа, проведя его через трудности, значительно укрепив и расширив. В юбилейной статье (1927 г.) нарком Н. А. Семашко называет С. А. Бруштейна основателем физиатрии в стране и организатором «научного усовершенствования врачей в невиданном в мире масштабе». Эта последняя характеристика и определила приоритеты в деятельности С. А. Бруштейна в 1935-1938 гг., о чем будет сказано далее. В 1936 г. сотрудниками ГИФФа было подготовлено большое руководство «Основы физиотерапии» (М.М. Аникин и Г. С. Варшавер при участии ещё 12 авторов).

В 1938-1939 гг. научным руководителем ГИФа был проф. Лазарь Владимирович Фельдман, начинавший в 20-е годы как главный врач (директор) Первой физико-механо-терапевтической поликлиники.

Наконец, последним довоенным руководителем ГИФа (1939-1941 гг.) был генерал-майор медслужбы заслуженный деятель науки профессор Александр Васильевич Рахманов (1878-1948), начинавший свою работу в институте с формирования экспериментального отдела и выдвинувший гипотезу о специфичности действия физических факторов на организм на фоне их неспецифического действия. Он же впоследствии с 1943 по 1948 гг. был председателем возобновившего свою работу Всесоюзного общества физиотерапевтов.

1940 год стал «знаменит» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1940 г. «О переходе на 8-часовый рабочий день и 7-дневную неделю и о запрещении ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» (до этого Указа действовала сокращенная 6-дневная неделя, т.е. 5 рабочих дней и 6-й день выходной). Приказом НКЗ РСФСР № 332 от 01.07.1940 г. был введен 7-часовый рабочий день для научных сотрудников и некоторых других категорий работников. В ГИФе был принят новый график работы научных сотрудников, которые половину дня вели больных в стационаре, вторую половину дня работали в отделениях физиотерапии, а 4 часа в неделю принимали амбулаторных больных.

А. Н. Обросов в 1988 г., дополняя содержание статей о ГИФе Л. А. Скурихиной, справедливо упрекнул автора, что «Материалы статей почти не содержат сведений о деятельности ГИФа в направлении организации физиотерапии в стране и влиянии его на ее рост в методическом направлении; не показана роль ГИФа в формировании физиотерапии как одного из новых разделов советской медицины». Эта деятельность института действительно заслуживает внимания.

Одной из главных задач, поставленных Наркомздравом перед ГИФО была подготовка кадров по физиотерапии. Преподаванием занимались почти все ведущие сотрудники института. Проф. С. Б. Вермель ещё ранее вел физиотерапию и рентгенотерапию в 1-м Московском университете. На его кафедре, а также во 2-м Московском университете у И. А. Багашева велась подготовка не только студентов, но и специалистов для науки и практики. На базе ГИФО постоянно организовывали учебные курсы для подготовки специалистов разных профилей и уровней, а с 1932 г. на базе института стала работать кафедра физиотерапии ЦИУ. Вопрос об амплуа специалистов-физиотерапевтов был сложным, но не дискутабельным и трактовался достаточно объективно. Зрелые сотрудники ГИФО приходили в институт, уже имея какую-то клиническую или теоретическую специальность, а в процессе работы становились физиотерапевтами. Однако для работы в практических медицинских учреждениях кадры готовились дифференцированно. На эту тему четко высказался (на III Всесоюзном съезде физиотерапевтов в 1935 г. в Харькове) проф. С. А. Бруштейн и в 1936 г. в печати -проф. А. В. Рахманов. Было предложено ориентироваться на два профиля врачей-физиотерапевтов: общего физиотерапевта и физиотерапевта-клинициста по какой-то определенной клинической специальности. Исходя из этого положения, вели подготовку кадров, которая диктовалась разными задачами: 1) преподавание физиотерапии студентам-медикам; 2) подготовка специалистов по общей и клинической физиотерапии; 3) подготовка преподавателей физиотерапии; 4) усовершенствование по физиотерапии; 5) ознакомление врачей других специальностей с основами физиотерапии (так как вузовская подготовка была ещё недостаточно хорошо организована). Предлагались такие формы как аспирантура, интернатура, рабочие места. Обращалось внимание на отсутствие единых проработанных программ обучения и неправильный отбор курсантов для каждого цикла.

Еще одной главной задачей института была научно-методическая работа не только в Москве, но и по стране в целом. Объемы этой деятельности росли постепенно, и в 1940 г. был сформирован Организационный сектор, осуществляющий научно-методическое руководство всей физиотерапевтической сетью России (приказ НКЗ РСФСР № 601 от 10.08.1940 г. и приказ по ГИФу № 63 от 23.08.1940 г.).

В задачи сектора входили:

  1. учет и планирование сети физиотерапевтических учреждений в РСФСР;
  2. научно-методическое руководство всеми учреждениями;
  3. методическая разработка подготовки и усовершенствования кадров по физиотерапии;
  4. рассмотрение и дача заключений по проектам и оборудованию новых физиотерапевтических учреждений;
  5. разработка вопросов организации труда медперсонала в физиотерапевтических учреждениях.

Методический отдел больниц и поликлиник Наркомздрава совместно с сотрудниками института разработали положение об этом подразделении (включая структуру и штаты) и план работы на 1940-1941 гг., но вскоре Великая Отечественная война надолго отсрочила эти замыслы.

Завершая хронику довоенного периода, следует подчеркнуть, что физиотерапия в 20-30-е годы была чрезвычайно популярна. Во многих областных и других крупных городах создавались десятки институтов физиотерапии, а также физиотерапевтические отделения больниц, санаториев и даже самостоятельные поликлиники. По свидетельству Н. А. Семашко, в СССР к 1927 г. насчитывалось около 150 таких институтов и отделений (не считая санаториев). Далеко не все институты оправдывали себя как научные учреждения, и большая часть их была реорганизована. Так, в Москве и Московской области, помимо ГИФа, возникли еще два института. В 1924 г. рихтеровская лечебница в Ховрино была переименована в Московский губернский физиотерапевтический институт. Позже, в 1928-1930 гг. этот институт и ещё три учреждения (Центральная физиотерапевтическая поликлиника, санаторий им. Б. К. Рота и профилакторий на Остоженке) объединили в Московский областной институт физиотерапии и физи-опрофилактики (МОИФФ). В 1933 г. этот институт стал распадаться, потеряв сначала Ховрино и профилакторий, а затем и Центральную поликлинику. В 1937 г. МОИФФ был реорганизован в Московскую областную клинику физических методов лечения. Ховринская лечебница, отметившая весной 2001 г. свое столетие уже в качестве Московской областной больницы восстановительного лечения, была в свое время серьезным партнером ГИФа. Историю возникновения этой лечебницы, носившей впоследствии имя председателя земской управы Н.Ф. Рихтера, недавно восстановил и описал С. М. Крошнин.

Предыдущая страница| К оглавлению | Следущая страница


Яндекс.Метрика